RostislavDDD (rostislavddd) wrote,
RostislavDDD
rostislavddd

Category:

Потери 5 Танкового корпуса в Режицко-Двинской операции

Приложение 1 .(Бета версия , в альфе прибавится документов)
                                       Потери 5 танкового корпуса в Режицко-Двинской операции.


                                                                  (Первая половина)

24 танковая бригада:

Офицеров погибло: 20. 

Из которых:

Заместитель командира бригады по политчасти: 1.

Заместитель командира танкового батальона по строевой части: 1.

Адъютант старший (начальник штаба) танкового батальона : 1.

Командиров танковых рот: 3 ( 1 ТБ-1; 2 ТБ-2)

Командиров рот автоматчиков: 1.

Командиров танковых взводов: 5 ( 1 ТБ - 2; 2 ТБ - 3)

Командиров взводов автоматчиков и роты управления: 2.

Командиров танков: 6 ( 1 ТБ - 1; 2 ТБ - 5)

Сержантского и рядового состава погибло: 59.

Наводчиков танков Т-34/85: 5

Заряжающих танков Т-34/85: 9

Командиров башни танков Т-34: 8 Примечание: в Т-34 это заряжающие.

Механиков-водителей танков Т-34 ( 1 ТБ): 5

Механиков-водителей танков Т-34/85 (2 ТБ) : 6

Радистов-пулеметчиков Т-34: 1

Радистов-пулеметчиков Т-34/85: 3

Рядовых и сержантов роты управления, МБА, подразделений обеспечения: 22



Заместитель командира бригады по политчасти подполковник И.К. Ерофеев в статистике потерь экипажей он не учтен, так же как гвардии капитан М.В. Хоменко и старший лейтенант Н.М. Груничев , поскольку штатным расписанием для них места в танках предусмотрены не были.

Касательно офицерского состава бригады, безвозвратные потери в операции « полноценных танкистов» составляют 14 человек из 20, или ровно 70 процентов безвозвратных потерь.

Среди рядового и сержантского состава соотношение несколько поменьше, но превышение потерь танкистов над стрелками МБА, разведчиками и саперами роты управления и личным составом подразделений обеспечения имеется и тут, причем довольно значительное. 37 танкистов против 22 человек всех остальных, или 63 процента.

Общая доля танкистов в безвозвратных потерях бригады в операции составила 51 человека из 79, или 64,56 процента, округляя - 65.

Бригадой безвозвратно потеряно 40 танков, из которых 14 танков Т-34 и 26 Т-34/85. Достоверно привязаны к четырнадцати безвозвратно потерянным Т-34 восемнадцать танкистов 1 танкового батальона бригады и двое уже из состава второго, то есть слова М.Н. Свирина о гибели в среднем, в каждом сгоревшем Т-34 одного-двух членов экипажа подтверждаются вполне наглядно, давая 1,4 погибшего танкиста на одну уничтоженную машину. Кроме того, вполне возможно, что еще кто-то из членов экипажей, переданных в состав 2 танкового батальона танков Т-34 (22.07.1944 г. четыре танка в районе Лиэль-Трули) показан как заряжающий, механик-водитель или радист 2 ТБ. Автором таких обнаружено только двое.

С поправками на вышесказанное, к потере 2 танковым батальоном бригады 26 Т-34/85 привязывается 31 человек погибшего личного состава батальона, из которых десять офицеров. Соотношение погибших танкистов на один безвозвратно потерянный танк, при этом оказывается заметно ниже обычных Т-34 1 ТБ, а именно 1.2 человека на одну сгоревшую машину. Впрочем при неполных экипажах в большинстве танков (Командир 41 ТБР отмечал в отчете отсутствие радистов в экипажах всех танков Т-34/85 полученных перед началом операции, и присутствие их в экипажах только командиров взводов и рот, в трех маршевых танковых ротах составивших 3 ТБ бригады после ее начала), и очень неудачном по количеству погибшего личного состава бое на р. Сарьянка это как раз неудивительно.

Видимо в последнем случае большинство танкистов Т-34 1 ТБ было расстреляно стрелково-пулеметным огнем во время эвакуации из горящих машин на сравнительно небольшой дистанции

41 танковая бригада.

Офицеров погибло: 31.

Из которых:

Начальник разведки бригады: 1.

Командиров танкового батальона: 2 ( 1 и 3 ТБ).

Командиров танковых рот: 2 ( 1 ТБ-1; 3 ТБ - 1)

Командиров танковых взводов: 8 ( 1 ТБ - 4; 2 ТБ - 1 ; 3 ТБ -3 )

Командиров взводов автоматчиков и роты управления: 1

Командиров танков: 17 ( 1 ТБ - 3; 2 ТБ - 5; 3 ТБ - 9)

Сержантского и рядового состава погибло: 88 (дублированы рядовой Лопаго и сержант Ильясов под номером 40 «Донесения о безвозвратных потерях»)

Наводчиков (командиров орудия) танков Т-34/85: 14

Заряжающих танков Т-34/85: 17

Наводчиков 75 и 37 мм орудий танков М-3-С: 11

Заряжающих 75 и 37 мм орудий танков М-3-С: 10

Механиков-водителей танков Т-34/85: 11

Механиков-водителей танков М-3-С : 2

Радистов-пулеметчиков Т-34/85: 5

Радистов М-3-С: 3

Рядовых и сержантов роты управления, МБА, подразделений обеспечения: 15

Несмотря на то, что начальник разведки 41 ТБР капитан Г.Р. Великоборец с большой вероятностью тоже погиб в танке в бою на высоте 132,1, в статистику потерь экипажей боевых машин бригады он не включен. Впрочем, картина и без него вырисовывается достаточно кошмарная, кроме него и командира разведывательного взвода бригады лейтенанта Н.П. Созонова все остальные погибшие офицеры – танкисты. 97 или 94 процента погибших – разница непринципиальная.

Статистика по рядовым и сержантам бригады от офицерской, тоже далеко не ушла, на 73 погибших танкиста, всего 15 человек из пехоты и подразделений обеспечения. 83 и 17 процентов потерь соответственно.

С учетом офицерского состава цифры следующие: 102 танкиста и 17 человек всех остальных. 86 и 14 процентов. Причем капитана Великоборец можно смело включать в потери танкистов, он видимо и командовал тактической группой из остатков танков 41 ТБР расстрелянной на высоте 132.1 и в деревне Грейзас-Тильтс 88 мм противотанковыми (зенитными) орудиями .

Офицеры, умершие от ран не учтены.

То что бригада провела несколько неудачных боев, причем приснопамятное Малиново далеко не самый неудачный, отражается в потерях как матчасти, так и людей достаточно явно. 18 июля 1944 года дало практически треть потерь в операции, сгорело 18 танков Т-34/85 и М-3-С без всяких лейтенантов Кариусов и фельдфебелей Кершеров. Зрелище схемы размером в две ладони с карты масштаба 1:25000 более чем впечатляет. 13 Т-34/85 в буквальном смысле один на одном но «Битву при Фермах» в мире никто не пиарит.

Танков Т-34/85 бригада потеряла 44 штуки , М-3-С сгорело 13, единственный в бригаде Т-34 тоже операции не пережил , его целесообразно приплюсовать к «младшим братьям». Статистику «Генералов Ли» напротив, необходимо высчитать отдельно, даже из-за экипажа в 6 человек например.

С него и начнем. Личного состава второго батальона 41 танковой бригады погибло 32 человека, из которых шесть офицеров, что дает цифру в 2.5 погибших членов экипажа на одну безвозвратно потерянную машину. Что на первый взгляд вполне оправдывает прозвище «Братская Могила Шестерых» активно несшееся в народные массы советской государственной пропагандой в годы застоя.

Но все познается в сравнении, как дела обстояли в 1 и 3 батальонах и роте управления, танки которых поделили 70 оставшихся погибших танкистов?

Дела там обстоят куда получше, на один Т-34 данной бригады гибло, округляя по 1.6 члена экипажа.

Что кстати заметно выше, чем касательно 24 ТБР, хотя и у той случались неудачные дни, допустим, большинство погибших танкистов 1 ТБ данной бригады дал расстрел передового отряда немецкими самоходными орудиями 17 июля.

Развитие рассуждений автор продолжит позже, пока необходимо изучить остальные части корпуса.



70 танковая бригада:

Офицеров погибло: 19.

Из которых:

Начальник штаба бригады: 1.

Командир танкового батальона: 1.

Командир батальона автоматчиков : 1.

Командиров рот батальона автоматчиков: 1.

Командиров танковых взводов: 4 ( 1 ТБ - 2; 2 ТБ - 2)

Командиров взводов батальона автоматчиков: 4.

Командиров танков: 7 ( 1 ТБ - 3; 2 ТБ - 4)

Сержантского и рядового состава погибло: 45 (Один человек в «Донесение о безвозвратных потерях вписан ошибочно).

Наводчиков танков Т-34/85: 4

Заряжающих танков Т-34/85: 6

Заряжающих танков Т-34: 4

Механиков-водителей танков Т-34 : 7

Механиков-водителей танков Т-34/85 : 4

Радистов-пулеметчиков танков Т-34 : 7

Радистов-пулеметчиков танков Т-34/85: 2

Рядовых и сержантов роты управления, МБА, подразделений обеспечения: 11

70 ордена Суворова ТБР из танковых бригад корпуса понесла наименьшие потери, как в людях, так и в технике, потеряв за операцию всего 29 танков, из которых 14 Т-34 и 15 Т-34/85. Благополучно избежав неудачных боев типа района Фермы для 41 ТБР и Склоцирши для 24 бригады, разве что при взломе обороны противника на рубеже реки Сарьянка потеряв 12 танков сразу, почти половину потерь в операции.

Забавно, но что-то подобное вышесказанному касательно данной бригады прослеживается только в мемуарах обер-лейтенанта Кариуса, заявившего применительно к бою на ее маршруте вечером-ночью с 22 на 23 июля в мемуарах 28 танков, или почти столько же, сколько она потеряла вообще с 17 по 28 июля. В данном случае танки бригады не сводили в один батальон, точно отследить потери достаточно просто.

Потери 1 танкового батальона в личном составе составили 24 человека, из которых шесть офицеров, что дало весьма приличную цифру в 1.7 погибшего члена экипажа на один безвозвратно потерянный танк Т-34.

На один безвозвратный Т-34/85 второго ТБ, пришлось 1.5 погибших танкистов, всего в батальоне погибло 22 танкиста, из которых то же шестеро были офицерами.

92 отдельный мотоциклетный батальон:

Так как в данном батальоне танковой была только одна рота, потерявшая безвозвратно 2 танка Т-34/85, автор рассмотрит, только ее потери.

Офицерского состава погибло: 3

Заместитель командира роты по технической части: 1

Командир танкового взвода: 1.

Командир танка: 1.

Сержантского состава погибло:

Заряжающих: 2

Так как для зампотеха места в танке в бою не предусмотрено, учтены только 4 человека из пяти, на каждый танк убито по двое танкистов.

704 отдельный батальон связи:

С ним все просто, в танковом взводе управления корпуса сгорел один Т-34/85, в котором погиб :

Сержантский состав:

Башенный стрелок (наводчик) Т-34/85 : 1

Некоторые выводы по потерям средних танков и их экипажей частями (тактическими соединениями) 5 танкового корпуса в Двинской операции:

Уровень безвозвратных потерьтанков Т-34 в операции составил 48,3 процента. Было потеряно 29 танков Т-34 из 60.
По статистике первых танковых батальонов 24 и 70 танковых бригад и с учетом Т-34 номер 490 41 ТБР, сгоревшего без потерь в экипаже, на один безвозвратно потерянный танк в среднем пришлось 1.5 погибших танкистов. Статистика по 1 ТБ 24 ТБР не полна, но цифра сильно не изменится.
Уровень безвозвратных потерь к общей численности экипажей танков Т-34 имеющих экипаж в 4 человека («лишние» танкисты в танках командира танкового батальона и рот, как правило, высаживались из машин из-за тесноты), составил 44 танкиста из 240 (возможно еще кто-то не учтен), или 18,3 процента

Из 144 Т-34/85 безвозвратно потеряно 85 или 59 процентов. Что на фоне обычных Т-34, с их недостаточно мощнойв борьбе с бронецелями 1944 года 76 мм пушкой не может не впечатлять.
На один сгоревший танк Т-34/85 корпуса по статистике бригад и танковых подразделений отдельных батальонов приходится 1,5 погибший член экипажа, последних погибло 128 человек.
Уровень безвозвратных потерь экипажей Т-34 и Т-34/85 в операции практически одинаков, что лишний раз подтверждает слова командира 41 ТБР полковника Корчагина о неполных экипажах последних, поскольку при модернизации Т-34 до Т-34/85 броню фактически не усиливали. Кроме того его слова косвенно подтверждаются данными «Донесений о безвозвратных потерях» танковых бригад , согласно которых потери стрелков-радистов батальонов укомплектованных танками Т-34/85 составили всего - 10 человек. Для сравнения наводчиков (командиров орудия) Т-34/85 погибло 24; заряжающих 34; механиков-водителей 21. Для выравнивания возможных ошибок в расчетах автором принято соотношение полных экипажей Т-34/85 в 5 человек к неполным как 4/6, без учета минимум трех танковых рот, не имеющих радистов в танках вовсе. Это 53 танка из 133, имеющие экипаж в пять человек и 80 по четыре, то есть всего - 505 наличных членов экипажей данных боевых машин. Вполне возможно что в реальности и того не было. Процент потерь касательно вышеназванной цифры – 25,74 процента. Цифра сама по себе шокирующая, шансы на выживание танкиста в экипаже устаревшего Т-34 оказались весьма значительно выше, чем в новеньких Т-34/85 , только что с завода.

Из 20 «Генералов Ли» корпуса в операции безвозвратно были потеряны 13 или 65 процентов. Самая высокая цифра процента потерь в корпусе на радость обличителей «ленд-лизовского хлама, движущихся могил для советских танкистов», хотя слова о малой статистической выборке работают во все стороны. Позволь себе отметить, что 41 танковая бригада открыла книгу потерь в операции 17 июля двумя М-3-С сгоревшими при форсировании Сарьянки в районе д. Синицы под огнем немецких самоходных орудий, и закрыла ими же, М-3-С командира 2 танкового батальона сгорел в атаке н.п. Даурецкая днем 28.07.1944 г.
32 погибших офицера и сержанта 2 ТБ 41 ТБР на 13 танков дают соотношение в 2.5 погибшего члена экипажа на один безвозвратно потерянный танк, что тоже смотрится достаточно неприятно. Впрочем, объективно М-3-С был безнадежно устаревшей машиной для 1944 года, чье производство было давно прекращено, союзники их в Западной Европе вообще не использовали.
Экипаж танка М-3-С составлял 6 человек, а не 5 или 4, причем все экипажи были полными. 32 погибших танкиста из 120 дают 26,7 процента безвозвратных потерь личного состава. Очень неприятная цифра.

Впрочем, соотношение в статистике 41 ТБР потерь экипажей танков Т-34/85 еще хуже. 29 танков Т-34/85 1 ТБ «пулеметчиков», не имели, в 27 танках 3 ТБ «радисты-пулеметчики» входили в экипажи только командиров взводов и рот. Там доля погибших из численности экипажей Т-34/85 вырисовывается порядка 28. Почти каждый третий. Это при том, что более половины потерь танкистов М-3-С 2 ТБ, дали три экипажа погибших в полном (или почти) полном составе.

Но в корпусе одними танками дело не ограничивалось. В боях принимали активное участие и танки ИС-2 48 гвардейского тяжелого танкового полка и самоходные артиллерийские установки 1261 и 1515 САП.

48 гвардейский тяжелый танковый полк:

Офицеров погибло: 9

Из которых:

Командир полка: 1.

Командиров танковой роты: 2.

Командир роты автоматчиков: 1.

Начальник артснабжения: 1

Командир танкового взвода: 1

Командир танка: 1

Старших механиков водителей: 2

Сержантского и рядового состава погибло: 16

Командир орудия танка ИС-2 : 2

Радиомастеров танковой роты: 2.

Заряжающий : 1.

Рядовых и сержантов роты автоматчиков, подразделений обеспечения: 11

Весьма заметно, как уровень потерь экипажей колеблется от защищенности машины, хотя уровень безвозвратных потерь ИС-2 немногим отличается от Т-34/85, сгорело 55 процентов танков полка. На 11 сгоревших ИС-2 погибло как раз 11 танкистов, причем в большинстве подбитых танков обошлось вообще без потерь, даже в очень неудачном для полка бою за Малиново.

Наводчик (командир орудия) ИС-2 гвардии старшина Г. Варакин и командир роты гвардии старший лейтенант Б. Гибадуллин погибли в одном ИС-2 сожженном в засаде 18 июля в районе деревни Свобода( примерно в полутора километрах от Ферм где сбыл разгромлен идущий в предбоевых порядках и без охранения 1 батальон 41 ТБР) , в пяти сгоревших в районе Малиново 22 июля ИС-2 погибло всего два танкиста. В танке сгоревшем 24 июля ни погиб никто. В подбитом при спасении штаба полка 25 июля ИС-2 погиб только один член экипажа - командир танковой роты капитан А. Берхов. А вот два сгоревших у хутора Тиши ИС-2 испортили статистику сильно, дав сразу четырех погибших офицеров либо оставленных на поле боя /похороненных на месте, либо сгоревших в танках. Вероятно при эвакуации из них же погибли гвардии старшие сержанты Г.Гайдук и С.Даниленко, позже похороненные в районе д. Лецейи.

Кроме того, эвакуация подбитого ИС-2 капитана Берхова кончилась печально для сгоревших от артогня : тягача КВ-1С полка и обеспечивающей эвакуацию бронемашины БА-64. Безвозвратных потерь в при этом, полк не понес. ИС-2 немцы тоже добили, все три машины списаны 26 июля.

Вышесказанное это хорошая информация к размышлению, зачем танкам нужна броня.

Из 100 человек членов экипажей танков ИС-2 полка погибло 11 человек, то есть 11 процентов. Соотношение погибших танкистов на одну безвозвратно потерянную машину составило 1 человека.

1261 самоходно-артиллерийский полк:

Офицеров погибло: 3.

Из которых:

Командир взвода управления полка: 1.

Командир батареи СУ-85: 1

Командир САУ СУ-85 : 1.

Сержантского и рядового состава погибло: 12

Командиров орудия СУ-85: 3

Заряжающих СУ-85: 4

Заряжающих СУ-122: 1

Замковых СУ-122 : 1

Механиков-водителей СУ-85 : 3

Безвозвратно полк потерял 10 САУ из 27, из которых 3 СУ-122 и 7 «истребителей танков» СУ-85. Уровень безвозвратных потерь боевых машин в операции составил 37 процентов общей численности. Личного состава на одну боевую машину погибло 1.4 человека, раздел потерь по типам нецелесообразен из-за малой статистической выборки. Из 120 самоходчиков, членов экипажей САУ полка погибло 14, или 11,7 процентов от численности.

1515 самоходно-артиллерийский полк:

Офицеров погибло: 5.

Из которых:

Командиров батареи СУ-76: 2

Командиров САУ СУ-76 : 3

Сержантского и рядового состава погибло: 6

Командир орудия СУ-76: 1

Заряжающих СУ-76: 4

Механик-водитель СУ-76 : 1

1515 САП понес наименьший процент потерь среди частей корпуса по безвозврату, опередив, несмотря на не идущую ни в какое сравнение броню даже танки ИС-2. Сгорело всего 8 установок (40 процентов), в них погибло 11 членов экипажа из 80. Личного состава на сгоревшую боевую машину погибло 1.4 человека, как и в 1261 САП, доля погибших от численности экипажей боевых машин составила 13,75 процента.

Выводы по потерям тяжелых танков, самоходно-артиллерийских установок и их экипажей частями 5 танкового корпуса в Двинской операции:

Потери 48 гв.ТТП, 1261 и 1515 САП значительно ниже танковых бригад, как в численном, так и процентном выражениях. Если по 48 полку это может объясняться мощной броней и вооружением боевых машин, то касательно самоходок объяснение только одно – грамотное их использование в соответствии с наставлениями и отличное взаимодействие с пехотой усиленной еще и 277 минометным полком 5 МСБР которой данные полки тоже были практически постоянно приданы во время операции.

Общие выводы по потерям 5 танкового корпуса:


Процент потерь членов экипажей боевых машин зависит в первую очередь от защищенности машины, все остальные факторы весьма и весьма, второстепенны.

Для иллюстрации, танки ИС-2 вполне себе пробивались и 75 и 88 мм артиллерией, но потери их экипажей на одну боевую машину в 48 гв.ТТП в 3(три) раза ниже в процентном выражении, чем в любой из танковых бригад корпуса, как впрочем, и любого из самоходно-артиллерийских полков.

Средние потери на одну сгоревшую машину в танковых бригадах и самоходных артполках корпуса, либо по типам боевых машин, исключая ИС-2 практически одинаковы, колеблясь в результате статистических погрешностей. Защищенность танков Т-34,Т-34/85 и САУ на базе Т-34 СУ-85 и СУ-122 фактически не отличалась, СУ-76 была заметно ниже… но это, в общем. С точки зрения 75 и 88 мм противотанковой артиллерии разницы между 45 и 30 мм брони Т-34 и СУ-76 не было никакой, а от осколков снарядов броня СУ-76 защищала нисколько не хуже. Малокалиберная противотанковая артиллерия в 1944 году встречалась, но не слишком часто.
Второй и главный вывод очень простой: экономия на боевой подготовке всегда равняется большим потерям и куда меньшим результатам, которые могли бы быть достигнуты. Она либо оправдывается крайней необходимостью, либо является признаком некомпетентности и не соответствия занимаемой должности руководящих лиц, а то и прямого преступления. Самые мощные и суперсовременные танки это дорогостоящий металлолом, если в них сидят неподготовленные экипажи. В этом контексте, проще всего выслушать командира 41 ТБР полковника П. Корчагина, с его выводами автор полностью согласен:

«…2. Весь личный состав бригады действовал в боях храбро и решительно, но действия танкистов старого состава отличается от действий танкистов пополнения:

А) Танкисты старого состава (на танках М-3-С) обучавшиеся в бригаде около 5 месяцев и участвовавшие в боях на лесисто-болотистой местности действовали правильно, используя все возможности своего танка, ведя непрерывное наблюдение за полем боя. В результате этого и потери в танках М-3-С меньше.

Б) Танкисты пополнения (на танках Т-34/85) были мало сколочены в маршевых ротах, в боях более 50 % не участвовали и опыта действий в лесистой местности не имели.

Кроме того танкисты пополнения были слабо обучены и многие из них не имели элементарных понятий о маневре танка.

В результате этого на первом этапе боев за Ферма, бригада понесла большие, ничем не оправдываемые потери, сгорело 13 танков Т-34/85.

Возможности ликвидировать свои недочеты обучаясь в бригаде, танкисты пополнения не имели так как вступили в бой: 1 ТБ через сутки после марша со станции разгрузки, 3 ТБ- через несколько часов…»

Примечание: Касательно меньших потерь танков М-3-С. Смотрите интенсивность их использования. Проще говоря, количество боев, которые они пережили, участвуя в операции с первого до последнего дня.

Статистика касательно танков Т-34 (Т-34/76) так же как и М-3-С прошедших операцию от первого до последнего дня, подтверждает слова Корчагина более явно. Они без всяких натяжек понесли меньшие потери и по количеству погибших членов экипажей, и по числу боевых машин.
Так как выводы выше не для всякого очевидны, даже неглупые и знающие люди могут попытаться в некоторой степени их оспорить, ибо как многим кажется что упор на высокий уровень боевой подготовки личного состава вооруженных сил есть секрет проигрыша Германией Второй Мировой Войны, думаю стоит проиллюстрировать свои слова еще некоторым количеством цифр. А именно цифрами расхода боеприпасов 5 Танковым Корпусом в данной операции. Которыми автор был, кстати говоря, когда то сильно шокирован. И немудрено, расчеты в общем простейшие… но здорово действуют на нервы, как в них вдумаешся.

Расход боеприпасов 5 ТК и приданными частями:

76 мм выстрелы – 5804

85 мм выстрелы - 4122

122 мм гаубичные выстрелы - 538

122 мм пушечные выстрелы - 1808

75 мм выстрелы - 1361

120 мм выстрелы – 3499

37 мм зенитные выстрелы – 3710

45 мм выстрелы – 405

82 мм мины – 2660

37 мм американские выстрелы - 3860


Итак нам известно что 85 мм выстрелы расходовали только: танки Т-34/85 – 144 штуки ; САУ СУ-85 – 15 штук; Противотанковые пушки ПТП-41( вариант зенитных орудий 52 К) – 8 штук. Итого: 167 артиллерийских стволов,… что дает средний расход выстрелов на ствол в операции: 24,68 штук.

Потери в операции составили : 85 Т-34/85; 7 СУ-85; 1 ПТП-41 или 93 единицы. Расход боеприпасов на одно безвозвратно потерянное танковое, противотанковое либо самоходное орудие составил – 44,32 выстрела.

С учетом того что боекомплект танка Т-34/85 составлял 56 выстрелов, а СУ-85 48… выводы по эффективности использования этих 167 пушечных стволов, 144 из которых Т-34/85 с что прямо сказано кое-как обученными экипажами, напрашиваются весьма мрачные.

Однако, все познается в сравнении, кто знает, может быть действительно, механики-водители «с тремя часами наезда на танке» и их командиры «имеющие отдаленное представление о маневре танка» есть секрет нашей победы, и 5 месяцев интенсивной боевой подготовки ветеранов корпуса на танках Т-34 и М-3-С были на самом деле пустой тратой ресурсов, ?

Продолжим «Генералами Ли» расход ими боеприпасов легко отследить.

На 20 М-3-С в операции израсходован 1361 75мм и 3860 37 мм выстрел. Или 68 75 мм и 193 37 мм выстрела на машину. Расход боеприпасов на одну безвозвратно потерянную машину понятно, оказался тоже не слабым: 104,69 75 мм и 296,92 37 мм выстрелов.

Отследить расход боеприпасов танками Т-34 корпуса из имеющихся документов невозможно, 76 мм выстрелы использовали 60 Т-34, 20 СУ-76, а так же 24 ЗИС-3 противотанковых батарей танковых бригад, артиллерийского дивизиона 5 МСБР и противотанковой батареи 92 мотоциклетного батальона. Итого 104 ствола.

Расход 5804 76 мм выстрелов на 104 ствола дает 55,80 выстрелов на ствол в среднем. Безвозвратно потеряно в операции 1 дивизионное орудие ЗИС-3 в 5 МСБР; 29 Т-34 в танковых бригадах; 8 СУ-76 в 1515 САП. Итого 38 единицы танковых, дивизионных и самоходных орудий со средним расходом выстрелов на безвозвратно потерянную единицу 152 штуки.

В данной ситуации, выделить расход Т-34 было бы очень неплохо. К счастью рядом имеется статистика «Генералов Ли», довольно сомнительно что также как и «Генералы» участвовавшие в операции с первого до последнего дня Т-34 и СУ-76, израсходовали намного меньше боеприпасов. Думаю, ориентироваться на 60-70 выстрелов на одну машину было бы правильно. Что однако, дает ничтожные цифры расхода боеприпасов буксируемыми дивизионными орудиями корпуса. Как это ни печально, но с ними видимо придется согласиться, даже с уточнением что большинство оставшихся выстрелов израсходовал артдивизион 5 МСБР, противотанковые батареи танковых бригад стреляли мало и редко, а 92 МЦБ практически всю операцию провел в корпусном резерве.

538 122 мм гаубичных выстрелов - расход 12 самоходок СУ-122, три из которых были потеряны. 44,83 выстрела на машину в операции и 179,34 снаряда на безвозвратную потерю.

1808 пушечных 122 мм выстрелов – израсходовали на 21 танк ИС-2, что дало очень впечатляющую сравнительно цифру 86,09 выстрелов на ствол и 164,34 на одну безвозвратно потерянную машину.

В целом и общем расход боеприпасов превосходно подтверждают тезисы что экономия на боевой подготовке ни к чему хорошему не приводит ибо скупой платит дважды. Ради производства Т-34/85 дети точили детали стоя на ящиках, надо очень не уважать их труд, даже не буду вспоминать про кровь и горелое мясо экипажей этих танков, чтобы гордиться системой где новейший танк с командиром имеющим отдаленное представление о маневре танка и мехводом с тремя моточасами наезда на машине делает в направлении противника пяток выстрелов с неясной никому эффективностью и уходит 61 процентах случаев в утиль(оставшиеся выстрелы в боеукладке сгорают вместе с машиной) , либо в 39 % в ремонт, чтобы в следующем бою его зеленый экипаж, сделал хорошо если десяток выстрелов, прежде чем повторить цикл с теми же вероятностями, потому как…чему в одном бою с пятком выстрелов в направлении врага можно научиться?
Вообще, автора заставили обратить внимание на сию парадоксальную статистику цифры расхода «Генералов Ли» корпуса«… при прочих равных расход боеприпасов на безнадежно устаревшую морально «Братскую Могилу На Шестерых» оказался в три раза выше чем на новехонький «Лучший Танк Второй Мировой». Что может говорить о три раза большем количестве решенных огневых задач, да и о в 3-5 раза( а то и более) большем в среднем количестве убитых немецких солдат на одну машину, тоже. Поскольку наводчик Т-34/85 соответствующий по уровню подготовки мехводу с тремя моточасами наезженными на танке, очень вряд ли умел совмещать снаряд с целью лучше, чем второй водил.

Источники:
ЦАМО . Фонд 3404( 5 танкового корпуса) . Опись №1. Дело 97. ( Расход боеприпасов лист.29)
ЦАМО. Фонд 239 (БТ и МВ 2 ПФ) . Опись 2222. Дело 121

Tags: "Тигры в грязи", История ВОВ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments