RostislavDDD (rostislavddd) wrote,
RostislavDDD
rostislavddd

Categories:

Оборона Duffer's Drift

Попытка перевода до сих пор знаменитой в определенных кругах загнивающего запада книги капитана Э.Д.Суинтона, будущего  Генерал-Майора,  Министра Авиации,    Профессора военной истории Оксфордского Университета  и командующего Королевским Танковым Корпусом.
Перевод самый что ни на есть любительский, с целью  подтянуть инглиш методом погружения, с типичным в данном случае плаванием в идиомах и прочими недостатками. Я в курсе.
Источник  текста The Defence of Duffer's Drift . Буду благодарен за правки.  Данное произведение насколько мне известно до сих пор не переводилось.
Наводка ecoross1

Капитан Э.Д. Суинтон, D.S.O., R.E.
в будущем
Генерал-майор сэр Эрнест Суинтон,
K.B.E., C.B., D.S.O.
Оборона Duffer's Drift

Образец тактики небольших подразделений Британской и Канадской армии.
Я рекомендую эту небольшую книгу, не требующую особой подготовки для ее понимания,  военнослужащим современных сухопутных войск.

  Что бы вы сделали?
  Лейтенант Бэкшит Форевуд (Backsight Forethought ) он же BF своих друзей, был оставлен со своим усиленным взводом из 50 человек охранять Drift Duffer, брод на реке Silliasvogel единственную переправу в окрестностях доступную для колесного транспорта.
Вот его шанс на известность и славу, достойный его знаний и имеющейся у него квалификации!
. "Теперь, коли они дали мне работу", - говорит BF - " желание сражаться как в битве при Ватерлоо, переполняют меня ..."
На первый взгляд задача BF кажется достаточно простой , однако враг создает множество проблем, тем ни менее умный читатель с быстрым и острым умом без сомнения сможетвсе понять до первого выстрела.

Сон первый.

"Если ты решаешь, для защиты заявляй пики.Если вас оставили в обороне , то ее делают лопаты". — Bridge Maxim.

  Я чувствовал себя одиноким и мне было немного грустно , когда я стоял на берегу реки около Drift Duffer и наблюдал обращающуюся в золото красную дымку пыли висящую в лучах полуденного солнца над отходящей на юг колонной.
  Было только 3:00 пополудни и я со своим подразделением из 50 сержантов и рядовых находился на берегу реки Silliaasvogel с задачей охранять переправу через нее - важный брод, единственный, через который мог бы следовать колесный транспорт на несколько миль вверх или вниз по течению реки.
  Течение реки было невелико, не то что в наводнение , вода неторопливо текла по дну речной долины меж крутыми берегами, слишком крутыми для обозных повозок везде кроме  самого брода .
 Берега реки от уреза воды до вершины откосов и на некотором расстоянии за ними были покрыты густым колючим кустарником, формировавшим настоящий экран непроницаемый для взгляда. Кое-где в речных откосах зияли вымытые в ходе наводнений небольшие овраги и промоины.
  Примерно в двух тысячах с небольшим метров к северу от брода находилась скалистая гора с плоской вершиной, примерно в миле к северо – восток небольшой холм покрытый кустарником и валунами, с крутым склоном на юге и мягко падающий на север. На ближайшей к броду стороне холма располагалась ферма.
  Примерно в 1000 метрах к югу от переправы находился выпуклый и гладкий холм похожий на перевернутую ванну, на котором из земли кое-где торчали небольшие валуны и стоял на вершине состоящий из нескольких грязных хижин крааль кафров.
  Между рекой и холмами на севере местность представляла собой голую практически ровную равнину ; на южном берегу реки вельд (степь) был более волнистым , однако в равной степени открытым. Все вокруг было покрыто муравейниками

  Моей задачей была оборона Drift Duffer всеми возможными способами. По всей вероятности через брод в течении трех или четырех суток должна была проследовать еще одна колонна.
Мое подразделение могло быть атаковано до этого времени , что тем ни менее  было очень маловероятно, поскольку информация о вооруженном противнике находящемся в радиусе ста миль отсутствовала.
  Все было достаточно ясным , за исключением того , что реальное значение имеющейся у меня информации не было оценено правильно.
  Несмотря на то что я находился в компании "правды и пятидесяти хороших мужчин " я все же чувствовал себя немного одиноким и брошенным, оставленным в одиночестве в безграничной степи. Однако вероятность нападения наполняла меня отвагой и я был совершенно уверен, что мои люди преисполнены боевого духа.
 Здесь был шанс, к которому я стремился.
 Это было мое первое "шоу", мое первое самостоятельное командование подразделением и я был полон решимости выполнять имеющиеся у меня приказы до победного конца . Я был молод и неопытен , это правда , однако я успешно сдал все экзамены , мои люди были отлично подготовлены, горды традициями славного полка и я знал, были готовы делать все, что я должен был требовать из них. Мы были хорошо снабжены боеприпасами и продовольствием, имели кирки, лопаты, мешки с песком и т.д., которые тем ни менее, я признаюсь, несколько напрягали меня.
  Когда я повернулся к моему маленькому храброму отряду, видения кровавой и отчаянной битвы - борьба до последнего патрона , обращение к холодной стали и наконец окончательная победа стояли у меня перед глазами , однако сдержанный кашель у моего локтя вернул меня к реалиям и предупредил что взводный сержант (Colour-sergeant ) ждет приказа.
  После оценки обстановки я решил , расположить свой лагерь на небольшом холмике к югу от брода. Меня учили, что располагать лагерь на возвышенности следует всякий раз, когда это возможно. Кроме того, в данном случае лагерь находился довольно близко к охраняемой переправе, что было так же в пользу данного решения, ибо, как всем известно, если вам приказывают защищать что либо, то вы должны располагать охранение как можно ближе к охраняемому объекту и поместить часового, если это возможно, на его вершине.

  Кроме того, выбранное мной для расположения лагеря место с трех сторон окружала подковообразно изгибающаяся река , являющаяся своеобразным рвом , или, как пишется в учебниках , "естественным препятствием ". Я считал что мне действительно повезло касательно настолько идеального места для обороны , казалось ничто не может быть более подходящим.
  Я решил, что коли противник в радиусе ста миль отсутствует, нет никакой необходимости, готовится к обороне лагеря до следующего дня.
  Мои люди устали после длительного марша и было бы весьма неплохо коли бы они сумели разбить лагерь и аккуратно разместить палатки, имущество и инструменты, а не посбрасывали их в кучи, а также успели попить чаю до темноты.
  Между нами говоря, у меня было достаточно свободного времени, чтобы иметь возможность выполнить некоторые оборонительные мероприятия до наступления утра, однако я темного терялся в своих дальнейших действиях.
 В самом деле, чем больше я думал, тем более озадаченным становился .
 Единственные " меры защиты " которые я мог вспомнить на данный момент были, это «вязанием морских узлов» и сколько времени требуется , чтобы срубить яблоню шести дюймов диаметром . К несчастью, ни один из данных фактов не был для меня полезнен.
  Если бы на меня возложили руководство сражением при Ватерлоо, битвой при Седане, или при Булл-Ране, то я бы знал все о том, что делать и несомненно, сдал бы все экзамены касательно данных сражений. Я знал как руководить дивизией или даже армейским корпусом , однако глупая игра касательно обороны переправы небольшим отрядом являлась как ни странно настоящей загадкой .
 Я просто никогда не рассматривал такую ситуацию. Тем не менее, в свете моих привычных отношений с армейским корпусом это было, несомненно, детской игрой, в которой нужно было просто немного подумать.
  Отдав необходимые распоряжения, я решил провести рекогносцировку в окрестностях, озадачившись на несколько секунд касательно направления с которого нужно было начать, ибо, не имея лошади, я не мог полностью изучить окружающую местность засветло. Немного поразмыслив, я принял решение начать с севера. Как мне было известно, враг находился далеко на севере, естественным было бы расположить подразделение лицом в данном направлении. Я знал, что враг всегда должен находиться впереди, во всех схемах что я когда либо рисовал и на экзаменах, которые я сдавал, войска всегда разворачивали лицом к врагу, ну или к месту, которое он занимал. Так же следовало и располагать часовых. Север был моим фронтом, восток и запад были моими флангами где тоже мог находится враг, а на юге был мой тыл, где естественно никого не было.
  К собственному удовлетворению обосновавшись этими запутанными пунктами, я прихватив бинокль и конечно же фотоаппарат Kodak направился к блестящим белым стенам маленькой голландской фермы лежащей под холмиком на северо- востоке. Она была типичной уютной маленькой южноафриканской фермой окруженной эвкалиптами и фруктовыми деревьями. Примерно в четверти мили перед фермой меня встретил ее владелец – господин Андреас Бринк, фермер из сохранивших верность буров и двое его сыновей, Пит и Герт . "Еще один хороший человек» с приятным лицом и длинной бородой . Он настойчиво называл меня «капитан », подумав я не стал поправлять собеседника, что возможно, сбило бы его с толку, вдобавок я был не так уж далеко от моей «роты». Все трое имели удостоверения личности за подписью начальника полиции в Южной Африке, которые настойчиво показывали мне . Я, который даже не думал спросить их у них  был очень впечатлен , чтобы иметь такие документы они должны были быть особенными людьми . Владелец и его сыновья сопроводили меня на ферму , где нас встретили очаровательная супруга и несколько дочерей угостившие меня свежим молоком, просто прекрасным после марша и пыли. Вся семья если не говорила, то понимала по-английски, в результате чего в ходе состоявшейся дружеской беседы я понял, что никаких коммандос буров нет поблизости и вся семья  от всего сердца надеется, что никогда не будет снова. Бринк был верным британцем резко настроенным против войны, который однако был вынужден пойти против мятежников вместе со своими двумя сыновьями .
  Лояльность данной семьи была полностью очевидна, на стене висела олеография Королевы , а одна из многочисленных дочерей играла наш национальный гимн на фисгармонии, когда я вошел . Хозяин фермы и его мальчики были весьма увлечены моими вещами , особенно их привлек бинокль последнего образца , который они рассматривали с огромным восторгом и возгласами " Allermachtig" (Какой мощный). Было очевидно что они оценили мое имущество чрезвычайно высоко, хотя я не мог представить использование моего Кодака во время войны, даже после того как сфотографировал данную семью. Прекрасные, замечательные люди! Они попросили у меня разрешения продать молока, яиц и масла в лагере, которое я с удовольствием им дал и двигаясь дальше, поздравил себя за доброе дело которое я сумел сделать для себя и своего отряда, ни один из бойцов которого даже не видел ничего подобного в течении нескольких недель.
  После данной прекрасной встречи , отправился обратно к тонкой синей нити дыма , вертикально поднимавшейся в неподвижном воздухе, показывая расположение моего маленького отряда. Когда я подошел ближе спокойствие данной сцены произвело на меня замечательное впечатление. Пейзаж купался в теплых лучах заходящего солнца, освещавшего высоты в пределах видимости, тишину приближающегося вечера нарушало только далекое мычание коров а так же нечеткий и веселый шум лагеря , который становился все громче и громче, по мере моего приближения . Я шел в довольно приятном расположении духа , размышляя над любопытными названиями данными мне господином Бринком касательно окружающих особенностей ландшафта . Холм над его фермой назывался Incidentamba , гора с плоской вершиной в двух милях к северу - Regret Table Mountain, а высоту к югу от брода они называли Waschout Hill . Все было прекрасно, солдаты пили чай, когда я вернулся. Прекрасный голландец со своим апостольским лицом и его долговязые сыновья Пит и Герт уже были тут окруженные роем людей, которым они продавали свои товары по завышенным ценам. Все трое бродили по лагерю проявляя большой интерес во всему вокруг, задавая умные вопросы о британских сила и общем положении дел и казались действительно весьма довольны, что заполучили сильный британский пост рядом.
  Они даже не обиделись, когда некоторые из наиболее грубых солдат назвали их "проклятыми голландцами ", отказавшись разговаривать с ними или купить их " skoff ". В сумерках они ушли, пообещав вернутся с товаром на следующий день .
  Далее мною были написаны приказы на следующий день, один из которых касался рытья окопов вокруг лагеря, работы, которую, как я знал мои люди как и положено хорошим британским солдатам очень не любят и делают спустя рукава. На ночь были выставлены два поста, - один у брода, а другой на некотором расстоянии ниже по течению , на каждом находился один часовой .
  Когда прекратилось движении е и лагерь стал довольно тихим , это было почти приятным - слышать каждые полчаса окрики часовых:
-Номер один - все хорошо!
- Номер два - все будет хорошо!
 По крикам я всегда мог их найти и знал, что они не спали. При проверке постов около полуночи, я был рад увидеть что охранение бдит. Так как ночь была холодной часовые разожгли костры, их силуэты в веселом пламя которых напоминали всем вокруг , что британские солдаты здесь - настороже. После впечатлившего их инструктажа касательно основного направления их внимания и т.д., я лег спать. Костры помимо относительного комфорта для них, также были полезны и для меня, дважды в течение ночи, стоило мне только кинуть взгляд в их направлении, я не выходя из своей палатки ясно видел часовых на своих местах .
 Когда я наконец заснул мне снились Крест Виктории, Орден за Выдающиеся Заслуги и красные петли генеральского мундира на моей спине.
 Я проснулся в сером свете зари от хриплого окрика:
- Стой! Кто идет!... - прерванного характерным звуком выстрела из винтовки Маузера .
Прежде, чем мне удалось вскочить на ноги, выстрелы «маузеров» уже раздавались со всех сторон смешиваясь с щелчками пуль о землю , шипением свинцового града прошивавшего палатки, проклятиями и стонами раненых и падающих и спотыкающихся при попытке выскочить из палаток людей, - вокруг стоял настоящий ад. Моих людей расстреливали беспощадно, для меня все тоже кончилось в один момент. Не успел я отползти от моей палатки вокруг которой просто кишели ведущие огонь бородатые мужчины, как меня по всей вероятности ударили дубинкой по голове, поскольку я ничего больше не помнил, пока не обнаружил сидящим на пустом ящике с окровавленной головой, перевязанный одним из моих людей .
Наши потери были 10 человек убитыми, включая часовых и 21 раненый; у буров был один человек убит и двое ранены.
 Позже, когда по приказу не злого, но очень грязного командира буров я угрюмо снимал с себя теплый жилет связанный для меня моей сестрой , мною были замечены наши друзья из предыдущего вечера ведущие оживленную и дружескую беседу с горожанами причем "папочка " как ни странно имел винтовку, патронташ и мой новый бинокль . Бур смеялся указывая на что-то лежащее на земле под его ногой. К моему ужасу данными предметом был фотоаппарат.
  Я был, растерян, мысли разбегались, все, что мне оставалось это вспоминать полученное классическое образование и когда-то любимую крылатую фразу из него, забытую, как только я покинул школьную скамью - "Timeo Danaos et dona ferentes. . . . " (Бойся данайцев дары приносящих), когда голос филд-корнета ворвался в мои размышления :
- Ваши бриджи тоже, капитан.
  Двигаясь весь день пешком в чужих ботинках, у меня было много времени подумать моей дрожащей головой . Вид длинной колонны вооруженных буров , которые так легко пересекли реку через переправу через которую я должен был охранять   был постоянным напоминанием о моей неудаче и ответственности за ужасные потери моего бедного отряда.
  Постепенно мне удалось собрать у буров информацию о нападении, об обстоятельствах которого я уже частично догадывался:
  А именно, что они были извещены о появлении британского отряда и наведены на наш лагерь нашим другом Бринком. Окружили они его с наступлением темноты используя кусты на берегу реки, находясь ниже и скрываясь тем самым от наших бедных часовых. Расстреляв последних сразу же после обнаружения, буры атаковали, охватив лагерь с трех сторон.
  К вечеру боль в голове стала невыносимой и под ее пульсирующие удары мной были извлечены следующие уроки, результат долгих размышлений о моей неудаче:

1. Никогда не откладывайте принятие мер защиты до утра, так как они более важны чем комфортное размещение ваших людей или расположение лагеря в полном порядке. Выбирайте позицию для вашего лагеря, в основном опираясь на ее защищенность.

2 . Движение местных жителей по вашему лагерю не для военного времени, как бы не были они добры и полны сливочного масла, не стоит быть загипнотизированными многочисленными «документами» и сразу же доверяться им .

3 . Не позволяйте вашим часовым показывать себя всему миру и врагу в том числе, стоя
в свете огня и выдавая свое место криком каждые полчаса
.

4 . Не стоит находиться в палатках, когда их дырявят пули, если этого можно избежать. В таких случаях яма в земле стоит многих палаток.

После извлечения данных уроков они шумели в моей душе миллионы и миллионы раз, так что я никогда не мог забыть о них,  странная вещь.
И тут случилось калейдоскопическое изменение – приснился новый сон
Tags: «The Defence of Duffer's Drift», Военная История, История, Переводы, Тактика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments