RostislavDDD (rostislavddd) wrote,
RostislavDDD
rostislavddd

Categories:

Настоящий полковник

Полковник (в отставке) Сирил Ричард "Рик" Рескорла идеальный пример отставника, сумевшего состояться в гражданском мире не благодаря связям, а исключительно  своими способностями, профессионализмом и проявляемой когда надо упертостью.

Религией Рескорлы была способность человека не зависеть от внешних обстоятельств. Однажды он рассказал другу, каким видит настоящего мужчину:

"Его можно выгнать на улицу абсолютно голым. Вечером того же дня он должен быть одет и сыт. Через неделю у него должна быть лошадь. А к концу года — свое дело и счет в банке."


Должность  начальника службы безопасности (в ранге вице-президента) крупнейшего в мире инвестиционного банка Morgan Stanley никак не могла достаться их аналогу кирзы, поклоннику художественной гимнастики из "эй-полковников" и даже условному  Барышеву, даже если брать только профессиональные  качества последнего. Там где деньги не пилят, а зарабатывают, все они никому не нужны ни оптом, ни в розницу, ни даже в подарок. На этом уровне нужен профи, мало того что понимающий суть бизнеса предприятия, но и умеющий организовать деятельность службы безопасности так, чтобы она этому бизнесу способствовала, а не мешала.

Дорога к профессиональному признанию и большим деньгам у "Рика" Рескорлы была долгой. Родившись в Хейле (Корнуэлл) в простой  английской семье, он начал рядовым в Парашютном полку, потом служил в полиции Северной Родезии и Лондонским "бобби" прежде чем эмигрировать в США. Медом даже для британских эмигрантов Штаты в 60х не были, так что Рескорла опять пошел в армию, на этот раз США. Там матерый контрактник-британец конечно же незамеченным не остался и был направлен на офицерские курсы, которые благополучно закончил и получил  2-го лейтенанта как раз к Вьетнамской войне. Куда он и уехал в составе 2-го батальона 7-го кавалерийского полка.



2-й лейтенант С.Р. Рескорла, "Битва в долине Йа-Дранг", ноябрь 1965 г.

После двух лет во Вьетнаме, получив  там Серебряную звезду, Бронзовую звезду  с Дубовыми листьями и Пурпурное Сердце, Рескорла перешел из регулярной армии в армейский резерв. Насколько можно понять его биографию, в регулярах война и прямые начальники ("Лучший командир взвода, из всех кого я видел" - тогда подполковник, позже генерал-лейтенант Х.Г. Мур) банально не позволили ему получить обязательное для желающего стать капитаном выпускника OCS количество академических учебных часов в колледже.

Будучи "солдатом по воскресеньям" Рескорла получил юридическое образование, преподавал уголовно-процессуальное право в колледже и даже писал пьесы и киносценарии, пока в 1985 году не поступил на службу в топовую на американском рынке инвестиционную компанию Dean Witter Reynolds, где стал начальником службы безопасности. Службы в армейском резерве он  даже в это время не прекращал,  в итоге карьеры дослужившись до полковника.

Звездным часом "упоротого полкана" стало 11 сентября 2001 года...


Захваченный самолет, выполнявший рейс 175 компании United Airlines, врезается в южную башню Всемирного торгового центра в 9:03 утра 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Фото: Spencer Platt / Getty Images / AFP / East News
"Рик" Рескорла в этот момент находился примерно на 38 этажей ниже

Сокращенный отрывок из книги Аманды Рипли "Кризисы и катастрофы. Кто и почему выживает."

... Рескорла оказался самой мудрой инвестицией банка Morgan Stanley за всю его историю. Morgan Stanley занимал 22 этажа Башни-2 и еще не­сколько этажей в соседнем здании. После произошедшего в 1988 году взрыва на борту рейса 103 авиакомпании Pan Am над шотландским Локерби Рескорла начал беспокоиться по поводу вероятной террористической атаки на ВТЦ. В 1990 году он привез в Нью-Йорк своего старинного армейского друга и устроил ему экскурсию по башням-близнецам. Он хотел узнать, как бы его друг, имевший опыт контртеррористической деятельности, предпочел атаковать здания, будучи террористом. Как пишет Джеймс Б. Стюарт в опубликованной в 2002 году биографии Рескорлы «Сердце солдата», осмотрев гараж ВТЦ, друг заявил, что осуществить здесь террористический акт «не составит ни малейшего труда». Если бы он хотел напасть на центр, то про­сто въехал бы на нагруженном взрывчаткой грузовике в гараж, а потом убрался восвояси.

Рескорла и его друг-эксперт написали в администрацию порта докладную записку, объяснив причину своей озабоченности и настоятельно потребовав усилить меры безопасности в автомобиль­ных гаражах ВТЦ. По словам Стюарта, их рекомендации, кото­рые влетели бы администрации в копеечку, просто проигнориро­вали. (Руководство порта не откликнулось на многократные просьбы прокомментировать этот факт для данной книги.)

Через три года Рамзи Юзеф, как и предсказывал Рескорла, въе­хал на груженном взрывчатыми веществами грузовике в подзем­ный гараж ВТЦ. Когда стены башни вздрогнули от взрыва, Рескор­ла встал посреди просторного операционного зала банка и начал выкрикивать инструкции. Но, как это происходило и до взрыва, когда он пытался проводить в Morgan Stanley учебные пожарные тре­воги, все просто игнорировали его. Тогда он залез на стол и заорал: «Мне что, надо снять штаны, чтобы вы обратили на меня внима­ние?» В зале наступила тишина, и тогда он раздал фонарики со­трудникам банка и повел их вниз по темным пожарным лестницам.

После террористического акта 1993 года авторитет Рескорлы стал непререкаемым. С тех пор ни один посетитель не мог войти в офис без сопрово­ждающего. Рескорла увеличил штат службы безопасности. Он приказал сотрудникам в реальных экстренных ситуациях не вы­полнять никаких инструкций, поступающих от администрации. Он считал, что она утратила всякое право давать советы, не среагировав на его предупреждения в 1990 году.

Рескорла начал проводить в масштабах всей компании частые и неожиданные пожарные учения. Он научил сотрудников встре­чаться в холле между лестницами и по его сигналу спускаться па­рами до 44-го этажа. Более того — он настаивал, чтобы верхние эта­жи спускались первыми. Как только последние сотрудники, работающие на расположенных выше этажах, достигали нижнего, работники с этого этажа начинали спускаться вслед за ними.

Догадаться ввести такую систему мог только человек, очень хо­рошо понимающий, каким образом ведут себя участники эвакуа­ции. Люди, не получившие специальной под­готовки, в экстренных ситуациях начинают проявлять невероят­ную обходительность. Они пропускают вперед людей с этажей, расположенных ниже. В итоге люди с верхних этажей, подвер­гающиеся большей опасности, так как им необходимо преодолеть более длинный путь, эвакуируются последними. Попытка научить людей сопротивляться этому галантному чувству была простым и мудрым решением.

Радикализм проводимых Рескорлой тренировок трудно преуве­личить. Morgan Stanley — это инвестиционный банк. Обладающих миллионными состояниями высокоэффективных бан­киров с 73-го этажа страшно раздражали учебные эвакуации. Им совсем не нравилось прерывать на полуслове переговоры с очень вы­годными клиентами. Каждая тренировка, отрывающая брокеров фирмы от клиентов и компьютеров, шла компании в убыток. Но Рес­корла не останавливался. Ему было все равно, как к нему будут от­носиться. В ходе армейской подготовки он понял простейшее прави­ло, касающееся натуры человека и являющееся главным выводом этой книги: заставить мозг человека эффективно действовать в со­стоянии экстремального стресса проще всего путем проведения многократных заблаговременных тренировок.

Он кратко описал веро­ятный сценарий террористической атаки, сказав, что они могут попытаться направить на Всемирный торговый центр самолет с грузом взрывчатых веществ. После нескольких первых тренировок Рескорла жестко критиковал сотрудников банка за слишком малую скорость передви­жения по пожарным лестницам. Он начал замерять скорость спуска при помощи секундомера, и люди стали двигаться быстрее. Кроме того, он не прекращал преподавать сотрудникам основы поведения во время пожарной тревоги: всегда надо идти вниз. Ни­когда не подниматься на крышу. Никогда.

Рескорла не допускал исключений. Когда во время тренировок в Morgan Stanley были посетители, он добивался, чтобы и они зна­ли, как выбраться из здания. Несмотря на низкую вероятность то­го, что они тоже окажутся в экстренной ситуации, Рескорла хо­тел, чтобы к эвакуации были готовы и эти люди. Он понимал, что им придется помогать больше, чем другим.

После взрыва 1993 года Рескорла написал еще одну докладную записку, предупреждая высшее руководство Morgan Stanley о том, что террористы ни перед чем не остановятся в своем стрем­лении разрушить башни-близнецы. Он даже кратко описал веро­ятный сценарий террористической атаки, сказав, что они могут попытаться направить на Всемирный торговый центр самолет с грузом взрывчатых веществ. Воображение у Рескорлы работало лучше, чем у представителей властей, и оно постоянно подкиды­вало ему все новые гипотетические варианты катастрофы. В ко­нечном счете Рескорла порекомендовал Morgan Stanley перенести штаб-квартиру в малоэтажные здания студенческого городка в Нью-Джерси. Но срок аренды помещений должен был закончить­ся только в 2006 году.

Рескорла продолжал проводить учения на протяжении восьми лет — даже тогда, когда все почти забыли о взрыве в подземном га­раже. «Он все время говорил: „Они снова нападут на нас. Либо с воздуха, либо из подземки“», — вспоминает менеджер админист­ративного отдела Стивен Энгел, по роду своих обязанностей работавший в тесном сотрудничестве с Рескорлой. По словам Энгела, нанимая на работу сотрудников службы безо­пасности, Рескорла выискивал кандидатов с невиданно высоким для таких постов уровнем профессиональной подготовленности: «Он набирал не отставных патрульных полицейских, желающих получить прибавку к пенсии, а людей, ранее работавших в области обеспечения безопасности компьютерных сетей».

Тем временем радикально изменилась и жизнь самого Рескор­лы. Он влюбился в женщину, с которой познакомился, бегая трус­цой у себя в квартале, и они сыграли свадьбу. Кроме того, врачи нашли у него рак. Он прошел тяжелый курс лечения и набрал вес. Он перестал быть похожим на солдата, но все равно в 07:30, надев костюм и галстук, приходил на работу и учил своих подопечных быть готовыми ко всему.

Рескорла соблюдал строжайшую дисциплину во всем, даже в сво­их хобби. Он взялся за гончарное дело и подарил своему другу Энгелу собственноручно изготовленный горшок для цветов. «Однажды Рик сказал, что хочет заняться резьбой по дереву, а через несколько месяцев пришел ко мне с вырезанной им уткой. Он был просто вели­колепен!» — со смехом говорит Энгел. Рескорла обожал смотреть старые вестерны и одну за другой глотал книги. «Стоило только упомянуть какую-то тему, от боевых искусств до старых фильмов, и он сразу же был готов рассказать что-нибудь из этой области».

В 1998 году Рескорла дал интервью кинематографисту Роберту Эдвардсу, чей отец воевал вместе с ним во Вьетнаме. Главной темой документального фильма была суть войны. Если смотреть фильм сейчас, становится ясно, как часто Рескорла заду­мывался о терроризме (и не только о том, как он может коснуться его офиса). Рескорла предупреждал, что изменилась природа вой­ны, а лидеры страны не смогли адаптироваться к новым условиям. «В будущем суть войны будет состоять в охоте за террористами. Не будет гигантских полей сражений, не будет массовых танковых наступлений, — говорил он. — Думая о будущих войнах, мы рассу­ждаем о боевых действиях в Лос-Анджелесе. Но силы террористов могут сковать обычные войска и поставить их на колени».

Утром 11 сентября Рескорла услышал взрыв и из окна своего кабинета увидел, как горит Башня-1. По внутренней трансляции начал вещать чиновник из администрации здания, призывая всех оставать­ся на своих рабочих местах. Но Рескорла схватил свой мегафон, ра­цию и сотовый телефон и начал методично отдавать сотрудникам Morgan Stanley приказы о немедленной эвакуации. Они знали, что надо делать. Даже 250 посетителям, обучавшимся на курсах бирже­вых брокеров, уже показали, где находятся ближайшие пожарные лестницы. «Самым важным фактором было знание, куда надо идти. Ведь мозг человека (по крайней мере, мой) просто отключается, — говорит Макмэгон, один из руководителей Morgan Stanley. — Что уж точно совсем ни к чему во время ката­строфы, так это необходимость думать о чем-то».

Люди вспомнили, что в 1993 году людей эвакуировали вертолетами с крыши. Поэтому они потрати­ли последние минуты своей жизни, поднимаясь на самые верхние этажи небоскребов, только чтобы уткнуться в запертые двери. 11 сентября некоторая группа людей вполне могла бы спа­стись, если бы слышала то, чему учил Рескорла. Но они работали не в Morgan Stanley. По данным проведенного Колумбийским университетом опроса выживших, около 50 % работников центра не знали, что выходы на крышу здания будут заперты. При отсут­ствии другой информации некоторые люди вспомнили, что в 1993 году людей эвакуировали вертолетами с крыши. Поэтому они потрати­ли последние минуты своей жизни, поднимаясь на самые верхние этажи небоскребов, только чтобы уткнуться в запертые двери. Они так и погибли там, не понимая, почему закрыты выходы.


Пока Рескорла на 44-м этаже направлял людей вниз по пожар­ной лестнице, врезался второй самолет, на этот раз попав в его здание 38-ю этажами выше. Башня резко содрогнулась, и некоторые из сотрудников Morgan Stanley оказались на полу. «Всем ос­тановиться, — приказал Рескорла через свой мегафон. — Не дви­гаться, вести себя тихо и спокойно». «Люди перестали говорить и двигаться, — пишет Стюарт, — как будто Рескорла заколдовал их». Рескорла немедленно перевел эвакуацию на другую лестницу и продолжил выводить людей. «Все будет хорошо. Не забывай­те, — повторял он снова и снова, будто эти слова сами по себе могли придать людям сил, — вы же американцы».

Сотрудники Morgan Stanley видели, что происходило в другой башне после взрыва первого самолета. Им было прекрасно видно, как в здании разгорается пожар и как люди (такие же люди, как они) с развевающимися на ветру галстуками выпрыгивают из окон. Посему, когда врезался второй самолет, они точно знали, что происходит на расположенных над их головами этажах.

Рескорла целую ночь выводил своих людей с контролируемой «вьетконговцами» территории Центрального нагорья Вьетнама. Он знал, что его мозг плохо справляется с предельным страхом. То­гда он успокаивал солдат, распевая выученные в детстве корнуоллские песни. Теперь, покрытый потом, проступающим даже через пиджак, он стоял на заполненной людьми лестнице и пел в свой мегафон: «Люди Корнуолла, мужайтесь, к битве готовьтесь и не сдавайтесь!» Один из сотрудников его службы безопасности принес стул, но Рескорла предпочел остаться на ногах.

11 сентября, в перерыве между песнями, Рескорла позвонил жене. «Перестань плакать, — сказал он. — Я должен безопасно вывести этих людей. Если со мной что-нибудь случится, знай, что я никогда не был так счастлив: ты стала смыслом моей жизни».

Некоторое время спустя Рескорла успешно завершил эвакуа­цию абсолютного большинства сотрудников Morgan Stanley из горящего здания. Потом он вернулся в него. В последний раз его ви­дели поднимающимся по лестнице в районе 10-го этажа незадолго до обрушения башни.  Его ос­танки обнаружить не удалось.


В момент обрушения башни внутри оставались всего 13 работников Morgan Stanley, включая Рескорлу и еще четырех сотрудников его службы безо­пасности. Остальные 2 687  были в безопасности.

Люди, близко знакомые с Рескорлой, знали, что он не покинет башен, пока из них не выйдут все остальные люди. «Когда здания обрушились, у меня не было ни малейшего сомнения, что он нахо­дится внутри, — говорит менеджер административной службы Энгел. — Рик хотел бы такого яркого и славного конца». Никто не знает точно, что произошло, но Энгел считает, что Рескорла уз­нал об оставшихся в здании людях. В частности, в своем кабинете оставался старший вице-президент Morgan Stanley. В последний раз его видели разговаривающим по телефону уже в самый разгар эвакуации. 


Памятник полковнику С.Р. Рескорле на аллее Славы при Национальном музее пехоты в Колумбусе (штат Джорджия).
Tags: gwot, История, США, Современность, терроризм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments