RostislavDDD (rostislavddd) wrote,
RostislavDDD
rostislavddd

Categories:

Проблемы военного образования в США

Первый из двух постов. Конечно же с проецированием на родные осины, так что зайду издалека.

25 марта 2020 года Министр обороны Российской Федерации генерал армии Сергей Шойгу выступил на заседании Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации в рамках «правительственного часа» где, в частности, сказано было следующее:

«Активно противодействуем фейковым новостям. Страны Запада регулярно обвиняют Россию в причастности к резонансным инцидентам таким, как вмешательство в американские выборы, различные хакерские атаки, сокрытие боевых потерь и так далее. В нашей стране их подхватывает прозападный оппозиционный дивизион, регулярно обучаемый за рубежом. Прикрываясь законами о СМИ, его активисты пытаются проникать на военные объекты, охотятся за родственниками и свидетелями. Лезут в госпитали, где лежат наши раненые, на кладбища, на поминки. Снимают входы и выходы из наших закрытых объектов и выкладывают в Интернет. Можно представить, к какой ответственности их бы привлекли в странах Запада»

Не буду спорить с фактами, война в информационном пространстве это объективная реальность.  Хотя  о готовности к ней Вооруженных Сил, прочих Силовых Структур, да и самой страны можно  поспорить. Допустим, применительно к Украинскому конфликту победа ватной пропагандистской машины в русскоязычном Интернете была одержана отнюдь не благодаря господдержке всех этих Юденич, Стариковых, Загатиных, Роджерсов и Червонцев, а 15 годам хохлосрачей. К 2014 расхваливающие сладость воздуха незалежности цеевропейцы успели вусмерть заебать и настроить против украинской государственности даже весьма далеких от политики российских интернет юзеров. Крымские события легли на подготовленную почву и победа, как и в августе 2008 свалилась в руки сама, хотя Грозный повторить и  пытались.

В басурманском информационном пространстве этот благоприятный фактор отсутствовал, его  нужно было компенсировать профессионализмом - и что из этого получилось по факту, нам с вами известно. Лакмусовая бумажка тут не ставшая фактором высокой политики Лахта-2 с ее набранными из под забора прафесианалами (уж кто-кто, а организаторы травли случайно проскочившего в Белый Дом несистемного кандидата  реальные возможности "русских троллей"  прекрасно понимали и понимают), а четкая, вменяемая, верифицируемая и системная работа по доведению до целевой аудитории своей точки зрения. Что свели к окончательному превращению прессы в  Звонок на Веревочке, тотальному засекречиванию всего и вся, бравурным докладам, чем дальше тем больше отдающим потемкинскими деревнями и... банальной сдаче информационного поля боя противнику.

Если взять например "военные" интернет-ресурсы США, то безоговорочное доминирование там англоязычного персонала украинских ЦИПСО (и ладно бы только в комментариях, так в подаче авторам информации) стало возможным ТОЛЬКО благодаря выдающимся успехам службы ЗГТ (и военной контрразведки), которыми так гордится Сергей Кужегетович. И судя по тому что накал психологической обработки американских действующих и запасных военных там не ослабевает, Украина считает деятельность своих центров информационно-психологических операций успешной. Причем если глянуть на предпосылки допустим  политического решения о передаче Украине "Джавелинов", с этим пожалуй можно согласиться. Уже первая партия переданных США ПТРК содержание в ЦИПСО всех этих несостоявшихся айтишников окупила. В долларах год содержания 30-40 операторов " с беглым английским" это всего лишь один выстрел "Дротика" (и я еще щедро беру). Ну а у нас тем временем в быдлоблогах рыгочут как  пиндосы боятся русских троллей, а генерал-майор И.Е. Конашенков блистает остроумием с трибун.

К этой теме в последующих публикациях я еще вернусь, пока же перейду как в US MoD негров вешают, раз уж министр про это упомянул.  Тема военного образования тут будет кстати. У нас ведь сейчас в МО любят поплакаться о сердюковском погроме системы военного образования? Статья ниже как раз об этом. Причем охаивает систему военного образования США  обиженный чем-то  консерватор-республиканец и гражданский преподаватель Аннаполиса так, как и не снилось отечественным либерастам. :)
***
Небольшая ремарка для понимания контекста. Коренное отличие Вест-Пойнта, Аннаполиса, Колорадо-Спрингса и Нью-Лондона от отечественных военных училищ -  достаточно высоко котирующееся на рынке "гражданское" университетское образование. Диплом любой из перечисленных академий по престижности это конечно не Гарвард с Принстоном, и не Массачусетский технологический институт, но полученное выпускниками образование довольно востребовано.
У нас имеющими востребованную гражданскую специальность можно считать только выпускников инженерных училищ. Военный "менеджер по работе с персоналом"  из училищ командных без  блата или хорошего бэкгаунда в народном хозяйстве хоть сколько то серьезному работодателю не нужен от слова вообще. Даже в госкорпорациях.

Брюс Флеминг
Профессор кафедры английского языка Военно-Морской Академии США (Аннаполис, Мэриленд). Преподаватель USNA  с 1987 г.


Bruce Fleming has been a professor in the English Department of the U.S. Naval Academy since 1987. The author of Annapolis Autumn, Why Liberals and Conservatives Clash, and numerous other books and articles on a wide range of issues, he has received an O. Henry short story award and the Antioch Review Award for Distinguished Prose, a career award. He is also a regular columnist with military.com. A native of Maryland’s Eastern Shore, Fleming lives outside of Annapolis with his family.

Наши военные академии не полны лучших и ярких. Они бессмысленно существуют на твои копейки и никому не служат...

ДАВАЙТЕ РАСФОРМИРУЕМ ВЕСТ-ПОЙНТ: ВОЕННЫЕ АКАДЕМИИ НИКОМУ НЕ СЛУЖАТ  РАЗБАЗАРИВАЯ  МИЛЛИОНЫ ДОЛЛАРОВ НАЛОГОВ



Многие эксперты предполагают, что среднесрочные выгоды республиканцев вызваны недовольством не только президентом или состоянием экономики, но и правительством в целом и необходимостью финансировать свои программы за счет налогов. Действительно, Республиканская партия последних десятилетий, вдохновленная призывом Рональда Рейгана «морить голодом [правительственного]зверя», была антиналоговой и антиправительственной. Правительственные программы, как отмечают многие их мыслители, в первую очередь существуют для того, чтобы увековечить их собственное существование. Однако они должны оправдывать это существование.

В этом духе я хотел бы предположить, что первое, чему должно посвятить себя новое республиканское большинство, это, скажем, не отмена Закона о доступном медицинском обслуживании (Obamacare), а преобразование четырех чрезвычайно дорогих и непродуктивных военных академий США (ВМС, Сухопутных войск/Армии, Военно-воздушных сил и Береговая охраны) - финансируемых налогоплательщиками учебных заведений, выпускники которых становятся офицерами вооруженных сил, - в более скромные и функциональные школы для краткосрочных программ военной подготовки, как это сделали британцы перепрофилировав Сандхерст.

Военные занимаются профильным обучением [
в оригинале использован термин тренинг, перевести его как дрессура не рискнул], а вот образованием, конечно, нет. В самом деле, базовое обучение офицеров уже во многом было отдано на аутсорсинг, поскольку большинство молодых офицеров приходят из гораздо более дешевых программ Службы Подготовки Офицеров Резерва в гражданских университетах (одна четвертая затрат на обучение в академии) или после нескольких месяцев Офицерских Курсов (одна восьмая затрат), после которой следует либо прохождение службы нижним чином, либо поступление в колледж. По всем стандартам, эти офицеры так же хороши, как и те, кто выпускается из военных академий, которые в настоящее время производят менее 20 процентов офицеров  США.

Когда-то у академий видов вооруженных сил была цель: когда они были основаны в 19 веке (после Второй Мировой Войны ВВС отделились от сухопутных войск), колледж был классикой и религией для джентльменов, поэтому имело смысл иметь институты для технической подготовки людей, которые будет отвечать за все более техническую войну. Теперь военные академии должны оправдывать затрачиваемые на них деньги и свои притязания на их когда-то прославленную историю и клубы «традиций», которыми они беспощадно борются со курсантами, которые осмеливаются сомневаться в том, почему все так, как есть.

Кому выгодны эти странные исторические пережитки? Не налогоплательщикам, которые их финансируют. Военные академии - это тщеславные проекты медных касок которые в них учились. Их интерес в том, чтобы хорошо выглядеть (это хорошо для их карьеры) и поддерживать течение потока бюджетных долларов. Вся официальная информация которую налогоплательщики имеют об военных академиях поступает от их руководства; которое ими управляет и которое использует их в качестве своих частных загородных клубов - за счет налогоплательщиков. Военнослужащие  (в том числе курсанты) по закону не могут выступать с противоречащей точкой зрения. Результатом является то, что академии видов вооруженных сил - это хорошие фабрики по рекламе, которые работают практически без подотчетности и какого либо надзора.  Само определение раздувания государственных расходов  на автопилоте.

О да, есть еще одна группа людей, которые защищают эти места до смерти: родители молодых военных, которые в них учатся.  Почему бы и нет? Поступление их детей является спонсируемой правительством гарантией золотого билета в жизнь: колледж за счет налогоплательщиков без студенческих долгов, самая высокая зарплата среди всех выпускников ВУЗ, гарантированная работа и (без необходимости в Obamacare) медицинские пособия для минимум пять лет, часто далеко за их пределами. И нет, большинство людей в армии вряд ли получат выстрел издали.

Академии видов вооруженных сил являются авторами неконтролируемых программ, о которых республиканцы говорят, что они их ненавидят. Поэтому я говорю новому республиканскому сенатскому большинству и усиленному парламентскому большинству: добро пожаловать в Вашингтон и приступайте к работе.

Тем не менее, они привлекательны и кажутся  лучшей  альтернативой учебным заведениям, которые давно поддались идее удовлетворять студентов как можно меньшим количеством требований. В отличие от них цель существования Военно-морской академии, выпускники которой обходятся налогоплательщикам примерно в полмиллиона долларов каждый, которые становятся офицерами Военно-морского флота и Корпуса морской пехоты - и где я нахожусь на своем 28-м курсе в качестве профессора - чтение очень волнующее.  То же самое можно сказать о целях и задачах других военных академий, все правительственные программы которых преследуют только одну цель: выпускать офицеров: Вест-Пойнт для армии, Колорадо-Спрингс для ВВС и Нью-Лондон для береговой охраны. В поставленной ВМС задаче сказано: отличие от почти всех других учебных заведений США - цели . Задача Военно-морской академии состоит в том, чтобы «развивать курсантов морально, умственно и физически и наполнять их высшими идеалами долга, чести и верности». Как вдохновляют эти идеалы!

Вот только есть проблема. Никто никогда не спрашивает, достигаем ли мы этих целей. После 28 лет я знаю, что мы этого не делаем.

Академии в новом тысячелетии являются не чем иным, как военным Диснейлендом для туристов. Они также являются дойными коровами для медных касок, которые отправляют туда своих детей  за счет налогоплательщиков: дети многих нынешних и прошлых должностных лиц получили этот подарок, поддерживаемый налогоплательщиком, который выглядит для меня как безаконное кумовство. И далеко не «наполняя их высшими идеалами», академии  видов вооруженных сил  фактически являются кладбищами идеалов курсантов, которые ищут что-то что выходит за рамки водянистых ценностей светского гуманизма, и которые являются лучшими, которые могут предложить многие другие учреждения.

Консерваторы бьют по пособиям и талонам на питание, но на самом деле именно академии видов вооруженных сил являются самой щедрой раздачей правительства.

Однако попробуйте, как я, выяснить, кто тут раздает пособия или даже на каком основании. Эту информацию налогоплательщики знать не могут . Трижды FOIA (Закон о свободе информации)  просит выяснить кто принимает решение о приеме и почему поступающие попадают в кирпичную стену,  высшие чины отказываются отвечать.

Военные гордятся подотчетностью, но приемная комиссия Военно-морского флота хочет расходовать  деньги налогоплательщиков без какой-либо ответственности. Почему футболист был принят, в то время как
лидирующая в своем классе женщина высоких способностей  была отклонена? Они сообщили мне, что это потому, что принятые кандидаты показали «лидерство». Это что? Как это было измерено? (Мы даже не нуждаемся в собеседовании для оценки харизмы, которой не хватает подавляющему большинству наших студентов.) Послание от руководства ясно: направляйте нам деньги и не задавайте вопросов.

Вы когда-нибудь пытались спорить с одним из бенефициаров этой щедрости, поддерживаемой налогоплательщиком? На NPR [
Национальное общественное радио] я узнал от гордого и вызывающего получателя этого правительственного подарка, что военные академии являются «национальным достоянием», а не по совпадению тем что обогатило его лично. Служащие академии не лучше - но почти всегда они убеждены, что они таковы: должностные лица неоднократно заверяют курсантов что они «лучшие и самые яркие» и «придерживаются более высоких стандартов». Так что не случайно, что офицеры выпущенные из академий видов вооруженных сил имеют отрицательную репутацию в вооруженных силах как самодовольные бандиты. Им не нужно было прокладывать себе путь в колледже.

И они едва ли, в среднем, «лучшие и самые яркие». Фактически, более четверти учеников имеют баллы SAT ниже 600, и наш средний показатель ниже, чем в ближайшем государственном университете штата Мэриленд. Двадцать процентов от нашего курса проходят через подготовительный 13-й класс, поддерживаемый налогоплательщиками (еще почти 50 000 долларов на одного учащегося от налогоплательщиков). Они заполняют наши курсы  доподготовки (я преподаю на некоторых из них в этом семестре в качестве профессора) - вторая попытка довести их до уровня колледжа. Лучшие 10 процентов впечатляют. Но они являются скорее исключением, чем правилом, и почти все (я знаю из разговоров с ними) глубоко разочарованы Академией и тем, что они там нашли.

Но мы жестоко избирательны, верно? Военно-Морская Академия имеет весьма креативные определения того, что является кандидатом, и их применение делает нас на бумаге более избирательными чем кто бы то ни было кроме нескольких учебных заведений США, и повышает наш коэффициент красоты в важных рейтингах. Фактически мы учитываем всех 7500 претендентов на недельную летнюю программу  для 11-классников, в которой участвуют 2500 человек, в качестве абитуриентов Военно-морской академии, а также всех, кто дает нам достаточно информации для создания номера кандидата. Только в прошлом году мы перестали засчитывать 3000 кандидатов на программы ROTC [
подготовки офицеров резерва] в гражданских учебных заведениях кандидатами в Военно-морскую академию (что скажете?).Это   обнаружили репортеры, но когда я десять лет назад присутствовал  на приемной комиссии, мы не рассматривали ничего даже близкого к 20000 поступающих, как тогда утверждали. Фактически было менее 5000 абитуриентов на 1800 вакансий. Является ли это откровенным обманом налогоплательщиков - мошенничеством, или простым незнанием правовых требований Министерства образования относительно того, что представляет собой «заявитель»?

Немногие курсанты приходят в аудиторию учится (многие приходят для получения «бесплатной» степени), получение знаний - крошечная часть жизни в академиях. Большинство курсантов раздражены тем, что им вообще нужно идти в аудиторию. Почти все они лишены сна (первокурсникам не разрешается вздремнуть) и пытаются спать сразу как только садятся. Разучивание умственного мусора - это норма. Многие предметы являются обязательными, даже те, которые не будут использоваться позже (например, электротехника для морских пехотинцев) - включая уроки по «лидерству» (с чем почти все согласны, это пустая трата времени) и элементарные знания компьютера, представленные как «кибербезопасность».  Которые полностью устареют к тому времени, когда курсанты закончат обучение. (Уточнение: В армии все идут в специальную школу, и если обучение необходимо, оно должно быть близко к тому, когда оно будет использовано.)

Большинство курсантов  думают о том, чтобы уйти, но им говорят, что они лентяи и хотят переворачивать гамбургеры. Конечно, в настоящее время трудно отказаться от «бесплатного» колледжа и гарантированной занятости, потому что колледж такой дорогой, а занятость такая сомнительная. Учреждения беспощадно пользуются этими угрозами против сомневающихся, которые почти всегда предпочитают остаться.

Высокие чины там уходят в отставку, и там часто проходят похороны. (Когда недавний начальник Военно-морских операций вышел в отставку, курсантам было запрещено ходить по тропинкам в течение всего дня.) Те, кто был выбран в качестве должностных лиц USNA, живут в викторианских домах с высокими потолками и под охраной. У начальника академии, трехзвездного адмирала, есть Мини-Белый дом с официантом в белом халате. Это отличная жизнь для них, поэтому, конечно, они защищают ее.

Академии используют доллары ваших налогов с пользой - если вы любите футбол. Мы поддерживаем футбольные школы I Дивизиона на деньги налогоплательщиков, где военные вакансии предоставляются новобранцам с низкими показателями. Вот как они делают консерваторов счастливыми. Чтобы либералы были довольны, мы практикуем приемные комиссии, основанные на расовых факторах, настолько суровых, что кажутся неконституционными. Между прочим, целью таких комиссий является защита, а не выравнивание по расовому фактору чтобы курсанты учились в расовом разнообразии. Идея военной академии состоит в том, что все одинаковы - и ничего не сказано о взаимодействии в классе.

Но им очень трудно пройти свой путь, верно? Неправильно. Курсанты в армии, поэтому они в нашей власти. Мы их матери, мы учим не уверенности в своих силах, а тому, как крутиться. Они получают два набора промежуточных оценок каждый семестр, и если они отстают, их отправляют на обязательное обучение (со мной, среди других людей), им оказывает помощь множество вспомогательного персонала, их удаляют из учебных групп в случае необходимости - и если несмотря на все это, им удается провалить свои занятия, мы владеем ими и летом. Так что нет проблем, курсанты проходят допобучение для старшего курса. Неудивительно, что у нас в течение пяти лет (не считая подготовительную школу) заканчивают академию около 80 процентов поступивших. И когда они выпускаются, они получают одну из самых высоких зарплат среди выпускников колледжа, потому что это гарантировано военными. Если бы всем выпускникам любого посредственного государственного университета была гарантирована хорошо оплачиваемая работа на деньги налогоплательщиков, это учебное заведение также было бы высоко оценено.

Безжалостность обмана и его пустота доказывают бессмысленность существования этого места. «Лидеры на службе нации», - говорят флаги на постах в Аннаполисе. Никто не определяет, кто такой лидер, и не спрашивает, может ли кто-то, подобный новатору из Силиконовой долины, служить своей нации так же сильно, если не больше, чем плут офицер за письменным столом в ходе бесплодных военных начинаний в Ираке. Или учитель первого класса. Или врач, или скрипач, или ученый: мы не там учились. Лидеры? В самом деле? Офицеры - конечно, потому что у нас есть полномочия от Конгресса, чтобы сделать наших выпускников офицерами. Последнее несколько крутовато. Около половины выпускников покидают службу после того, как они исполняют обязанности младшего офицера в течение пяти-семи лет, а некоторых отпускают раньше, когда вооруженные силы сокращаются. За ваш счет.

Мы учим их «характеру», как утверждаем? Очевидно нет. Фактически около трети командного состава уволенного в 2012 году за должностные преступления - рекордные цифры для военно-морского флота - были выпускниками Академии. Прочитайте газеты о продолжающихся скандалах (сексуальных посягательствах, мошенничестве), в которых участвуют нынешние курсанты Академии, что высокие чины (чей престиж зависит от  хороших новостей) пытаются объяснить: «это были всего лишь несколько плохих парней; мы слышим; ничего не свидетельствует; держите доллары налогоплательщиков для футбольной команды.»

Академии видов вооруженных сил стараются быть как устаревшими, так и современными. В результате они глубоко противоречивы. Мы решили сделать их колледжами со степенью бакалавра в 1960-х годах. Мы ввели основные специальности, включая английский язык и историю, а не учебную программу инженерных дисциплин 1950-х годов, но отговариваем курсантов от прохождения одной из немногих нетехнических специальностей (включая мой предмет, английский), если они показывают сильные стороны в технических предметах. Мы даже оставляем за собой право переназначить их основные специальности в зависимости от «потребностей военно-морского флота». Каждый получает степень бакалавра и наша перегруженная инжинирингом учебная программа  в настоящее время сомнительный выбор, так как войны меняются по своей природе очень быстро, а военные действительно нуждаются в творческих мыслителях. Футболки в магазине курсантов гордо носят логотип «Не колледж». Насколько же они правы!

Они притворяются колледжем, но осуществляют военный контроль. Они запрещают обучающимся (военнослужащим) публично опровергать солнечный обман военного руководства жаждущего долларов налогоплательщиков, и плевать на свою карьеру. Они заставляют обучающихся ходить на футбольные игры, чтобы подбодрить. Интеллектуальной развитие? Это остается за лучшими курсантами которые преуспевают несмотря на обстоятельства, а не благодаря им. Мы гордимся нашими степендиатами Родса, но мы не говорим о поддерживаемых налогоплательщиком курсах по исправлению положения или об отсутствии энтузиазма в середине периода обучения.

Конечно, вы отправите своего ребенка туда где будет предоставлена ​​возможность обучения в колледже с гарантированной занятостью, не говоря уже об элегантной форме. Как вы сможете сказать нет? Как соседи будут вам завидовать! Но худшее для обучающихся это саморазочарование (я говорю ежегодно с разочарованными кандидатами в морские пехотинцы и SEAL), и все считают дни до окончания обучения. Все академии видов ВС - это потемкинские деревни, фасады которых ни за чем не стоят: они не учат морали, они не делают лучших офицеров, и они стоят вам большой пачки денег. Самое главное, они сочетают в себе две несовместимые цели: военное послушание и свободу сомнений, предлагаемую знаниями. Это горючая смесь, так как курсанты спрашивают, почему вещи такие, какие они есть, и им резко говорят, что так оно и есть, и наказывают, если они настаивают. Однажды эту крышку  сорвет.

Признание: я верю в их миссию, и поэтому я разочарован в бывшем Истинном Верующем, как, впрочем, и большинство студентов. Я бы отдал все, если бы Академии представляли собой реальную альтернативу в значительной степени бездушным фабрикам современного образования «беру один курс за другим». Или же либералам, которым разрешено готовить МакКинси.

Тем не менее, все это оплачивается кем-то другим, и головной офис уверяет ваших родителей, что у вас все хорошо. Люди ходят за вами в вашей элегантной форме в аэропортах и ​​благодарят вас «за вашу службу». Либералы боятся возражать чтобы не казаться антивоенными. А ты кукла Кен  от консерваторов.

Хорошая работа, если вы или ваши дети можете ее получить.
Tags: ВВУЗ, Переводы, США, Современность
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments