RostislavDDD (rostislavddd) wrote,
RostislavDDD
rostislavddd

Category:

Книга открывшая людям лейтенанта Коновалова

Продолжение поста: https://rostislavddd.livejournal.com/342648.html
Источник: Ибрагимов д.С. "Противоборство" http://militera.lib.ru/tw/ibragimov/06.html


Обширная открытая местность между реками Северский Донец и Дон, куда устремились бронированные полчища Гота и Клейста, словно специально была создана для действий танков. В жарких схватках с врагом опять превосходство в тактико-технических данных оказалось на стороне советских танков. Конечно, реализовать это превосходство могли лишь люди, в совершенстве владеющие грозной техникой. Именно мастерство [299] помогало нашим воинам выходить победителями, подчас из самых невероятных ситуаций.

При смене боевой позиции 15-й танковой бригады майора В. С. Савченко неожиданно вышел из строя КВ, которым командовал гвардии лейтенант С. Коновалов. Прекратилась подача горючего. Тут же, у дороги, экипаж приступил к ремонту машины.

— Справитесь самостоятельно? — спросил лейтенанта подъехавший командир бригады.

— Справимся, товарищ майор! Задержимся недолго и нагоним.

— Могут скоро подойти и наверняка скоро подойдут фашисты. Надо их задержать любой ценой, а поддержки оставить не могу — сами знаете задачу и положение бригады. Надеюсь на вас, держитесь!

Экипаж ответил почти хором:

— С рубежа не отступим.

Майор приказал остаться с экипажем заместителю командира роты по технической части и пополнить боезапас танка до штатного.

Заместитель командира роты по технической части старший техник-лейтенант Серебряков вместе с экипажем принялся за ремонт машины, а остальные танки бригады ушли дальше. Вскоре машина вновь обрела жизнь. Только .начали собирать инструмент, как механик-водитель громко воскликнул:

— Товарищ лейтенант, бронемашины!

Коновалов вздрогнул от громкого крика, чертыхнулся и отдал приказ занять свои места.

Пушка КВ моментально повернулась в сторону взгорка, где показались бронемашины. От удачных выстрелов командира орудия Дементьева оба броневика вспыхнули.

Откинув крышку люка над башней, Коновалов оглядел местность и услышал нарастающий гул моторов. «Идут фашистские танки,— понял он,— надо сообщить комбригу». Однако рация молчала, вероятно, бригада ушла уже далеко.

В ожидании противника Коновалов занял позицию в лощине, склоны которой хорошо скрывали КВ до самой башни. Впереди проселочная дорога взбегала на небольшой взгорок, а за ним, в низине, среди заболоченных берегов протекала речка и раскинулись утопавшие в садах улицы населенного пункта. За селением [300] примерно в километре от стоявшего в засаде танка, дорога вновь поднималась по отлогому склону вверх. Через короткое время из-за гребня возвышенности показалось более тридцати вражеских танков, а за ними еще и еще... Конца колонны не было видно. С головной машины взлетела красная ракета. Догадавшись, что это был какой-то сигнал уничтоженным ранее броневикам, Коновалов тоже ответил красной ракетой. Видимо, это успокоило фашистов и они приближались к селу, ускорив ход.

— По головному — огонь!

Грохнул выстрел, и танк закрутился на месте, разматывая гусеницу.

— Есть почин! — как удачливый охотник, воскликнул Коновалов. Он был сейчас и за командира танка, и за наводчика орудия.

Первые выстрелы советского танка ошеломили захватчиков. Перестраиваясь на ходу, они ответили огнем из десятков стволов, но снаряды их не достигали цели: перед ними была только башня кочующего на лощине КВ... Оставив на поле боя четыре сгоревших танка, фашисты отошли. Они приняли кочующий по овражку советский танк за тщательно замаскированную батарею. Однако, опомнившись, гитлеровцы снова двинулись вперед, теперь уже развернутым строем. Вражеские снаряды стали рваться рядом с КВ, а затем и сотрясать его мощную броню. Но она выдержала удары, а вот вражеский строй поредел на шесть танков.

К счастью для наших воинов, противник не мог зайти с флангов — мешали топкие речные берега. Волей-неволей гитлеровским танкам снова пришлось перестроиться в колонну. КВ бил по ним прямой наводкой.

Долго продолжался неравный бой. Большие потери приводили фашистов в ярость, и на возвышенности, загроможденной разбитыми и горящими машинами, появлялись все новые и новые их танки.

Когда гитлеровцам наконец удалось занять населенный пункт, КВ встал у входа в лощину и бил по противнику прямой наводкой.

Все внимание находившегося в башне Коновалова было сосредоточено на дороге, так как фашисты могли пройти только по ней. Вырывавшихся на дорогу мотоциклистов он сметал пулеметной очередью и тут же бил из пушки по танкам, поражая одну машину за другой. [301] Вражеские снаряды тоже начали причинять неприятности. Они разбили гусеницу.

Кончался день, кончались у танкистов и боеприпасы. С последним снарядом лейтенант приказал товарищам покинуть машину через аварийный люк. Но в этот момент гитлеровцы, выставив на краю оврага пушку, били по танку Коновалова в упор. Машину охватило пламенем, и скоро последовал взрыв, который оглушил командира.

Очнувшись, Коновалов опять приказал экипажу покинуть машину. Услышали его команду только двое: старший техник-лейтенант Серебряков и наводчик орудия Дементьев. Они сняли с танка пулемет, а вечерние сумерки помогли им и Коновалову незаметно отползти от растерзанной машины в сторону. Вблизи села Средне-Митягинское навечно остались три их боевых товарища. Фашисты недосчитались 19 танков. Кроме того, было подбито 2 бронемашины и 6 мотоциклов с автоматчиками...

Три обгорелых, изможденных танкиста направились на восток по территории, занятой врагом. На седьмые сутки они подошли к деревне Гундоровка и незаметно проскользнули на огороды. Встреченный там крестьянин принес им хлеб, молоко и рассказал о расположении противника.

Подкрепившись и разузнав об охране выходов из деревни, смельчаки направились к дороге, ведущей на восток. Столкнулись с патрулем, но отбились от него и вскоре вышли к мосту через реку. Было известно, что он охраняется.

И действительно, на берегу стояли двое часовых и чуть поодаль от них чернел танк. При виде открытого люка на танковой башне Коновалов загорелся дерзким планом.

— Будем брать! — шепнул он своим товарищам.

Его не поняли.

— Танк, танк будем брать!

Серебрякову и Дементьеву он поручил снять часовых, а на себя взял танк.

Старший техник-лейтенант ударами приклада танкового пулемета уничтожил одного часового, а Дементьев из пистолета уложил второго.

Теперъ все зависело от лейтенанта. Только он готовился броситься к люку, как вдруг из него высунулась [302] фигура офицера. Выстрел из пистолета — и гитлеровец начал медленно оседать. Коновалов прыгнул вслед за ним и в ту же секунду сразил механика-водителя.

Уничтожив экипаж, танкисты натянули на свои обгорелые комбинезоны немецкую форму и понеслись на восток, в сторону передовой.

Выйдя к оживленному шоссе, танк пристроился в хвост автоколонны противника. Коновалов и его товарищи не знали, далеко ли до передовой, до своих. Им можно бы и продолжать путь, не выдавать себя. Но Коновалов не сдержался...

Снаряды подбивали одну машину за другой: в колонне врага началась паника. Дементьев поливал гитлеровцев из пулемета, Серебряков, который вел танк, крутился на шоссе, как на танкодроме, стараясь задеть бронированным бортом набитые солдатами грузовики. Однако замешательство фашистов прошло, они развернули пушки и открыли огонь.

— Вперед! — прокричал командир Серебрякову.— Теперь только вперед!

Когда танк вырвался на передовую, его стали бить с двух сторон: сзади летели вражеские снаряды, спереди — наши.

— Гитлеровцы сдаваться приехали! — окружили советские автоматчики бронированную машину с крестами.

Поднявшись над башней, Коновалов сорвал с себя немецкий мундир:

— Свои мы, братцы! Свои... Дайте нам водички!

Лейтенант пытался узнать о своей бригаде, но о ней на этом участке фронта никто не слышал, и друзья были зачислены в новую часть.

А в танковой бригаде экипаж лейтенанта Коновалова считали погибшим. В ночь с 13 на 14 июля разведчики бригад побывали в тылу врага и разыскали обгоревший, искореженный взрывами КВ и в нем останки товарищей. Но все ли члены экипажа погибли, установить не удалось. О героизме советских воинов рассказали жители соседнего села. Об этом же свидетельствовали оставшиеся на поле боя многие разбитые и сожженные фашистские танки и бронемашины.

Получив донесение раведчиков, комбриг посмертно представил погибших воинов к награде. Печальная [303] весть достигла и родного края Коновалова — Татарии. В письме, пришедшем в чувашское село Ямбулатово на имя матери героя, командир бригады извещал о подвиге лейтенанта, благодарил старую крестьянку за воспитание сына-патриота...
Tags: Военная История, Танки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments